Новости

Михаил Валентинович Хабаров: биография, досье и компромат

Российский бизнесмен Михаил Валентинович Хабаров из-за своей биографии имеет плохую репутацию специалиста по разорению предприятий и «отжатию» их активов. Поэтому сейчас многие задаются вопросом - как такой человек мог быть назначен исполнительным директором государственного банка непрофильных активов «Траст», созданного для оздоровления российской экономики?

Биография

Хабаров Михаил Валентинович родился 12 марта 1971 года в городе Златоусте Челябинский области. 

Семья

У Михаила Хабарова – личная жизнь с «двойным дном». С одной стороны есть официальная жена Ольга (с которой он познакомился, будучи студентом) и трое детей. Причем все свое имущество наш герой переписал на жену, у него самого – только маленькая квартирка в Екатеринбурге. А с другой стороны с 2009 года и почти «официальная» любовница, «Мисс финансового мира» Елена Тюрина, с которой он часто ездит за границу. Известно, Хабаров очень любит автомобили «Porshe 911», и купил такие себе, своей жене и своей любовнице. Также Елена Тюрина за эти годы обзавелась:двумя элитными квартирами в Москве, домами в Подмосковье (район Истры, рядом с домом семьи Хабарова) и в Сочи, а также еще одним спорткаром «Carrera GTS» и кроссовером «BMW Х6».

Образование

В 1993 году окончил Московский институт стали и сплавов (МИСиС) по специальности «автоматизация металлургического производства».

И вот как раз в период его учебы в МИСиС произошло нечто, определившее всю его дальнейшую жизнь – некое очень важное знакомство, возможно, даже не одно. Всю информацию об этом Михаил старательно скрывает всю свою жизнь, уверяя, что добился всего сам. Был ли это Михаил Фридман, уже тогда создавший своё СП «Альфа-Эко»? Возможно. Однако пересечься с Фридманом по МИСиС Хабаров Михаил не мог (Фридман окончил его в 1986), равно как и по мытью окон (по словам Михаила, он так подрабатывал на жизнь), потому что Фридман лично уже не занимался своим кооперативом «Курьер» и не мог знать всех его работников. 

Карьера и бизнес

Получив диплом, он устроился работать в Министерство металлургии. «Перекладывал бумажки», как он сам потом признался. По его словам, он параллельно учился в Высшей коммерческой школе при Министерстве внешнеэкономических связей, хотя никаких подтверждений этому нет. 

Зато его трудоустройство в «Инкомбанк», сразу на должность главного специалиста по металлургии, удивляет. Шел 1994-й год, страна в кризисе, везде полно безработных профессионалов, а один из самых успешных банков России принял на работу «пацана с улицы»? Может быть, потому что в 1994 году контроль над «Инкомбанком» установил Семен Могилевич – известный криминальный авторитет, контролировавший ОПГ в России, Украине, Венгрии и США.

Удивительно, но молодого специалиста сразу же бросили на приватизацию  Магнитогорского металлургического комбината (ММК). Тогда комбинат контролировали гендиректор Анатолий Стариков и ФПГ «Магнитогорская сталь» Рашида Шарипова (30% акций). «Инкомбанк» вступил в игру всего с 7% акций, а уже через год у него было более 30%. Затем группа «Инкомбанка» заменила Старикова на более сговорчивого Рашникова. Одновременно «Инкомбанк» заключил союз с ФПГ «Магнитогорская сталь» путем обмена акций - вот так Михаил и был заслан в ФПГ на должность замдиректора по экономике и финансам. А дальше «Инкомбанк» стал единственным кредитором комбината, ввергая его в долги, а для создания искусственно хаоса столкнул лбами Шарипова и Рашникова. 

Именно тогда проявил себя «фирменный» стиль Хабарова - когда Шарипов выступил против «Инкомбанка», его просто «закошмарили», натравив  прокуратуру и открыв против него более десяти уголовных дел. Наш герой, с одобрения Шарипова, осуществлял махинации с прибылью и кредитами, с финансовыми отчетами, а затем участвовал в уводе активов в некие оффшорные фирмы. А потом всё это слил правоохранительным органам! Шарипова объявили в розыск, а вот Михаил подальше от Генпрокуратуры выехал с семьей в США, где три года комфортно жил в Пасадене и учился в Pepperdine University.

Именно тогда появилась информация, что Хабаров мог быть завербован федеральными или частными американскими структурами в качестве «агента влияния». Как мы увидим в дальнейшем, такие обвинения действительно имеют под собой основания. 

 

В команде Фридмана

В 2001 году немецкая страховая компания Allianz SE приобрела у московской АФК «Система» 45% акций «РОСНО» - и после этого место финансового директора занял Михаил Хабаров, вернувшийся в Россию. Совпадение? Давайте учтем, что к АФК «Система» имел очень большое отношение Сергей Михайлов – он же «Михась», лидер «солнцевских» и друг Могилевича. По мнению издания «Версия», Михайлов даже являлся одним из теневых владельцев «Системы». Что ж, это может прояснить очень многое из того, кому именно был обязан своей карьерой Михаил. Остается лишь догадываться, кем на самом деле он «подрабатывал» в студенческие годы.

Затем наш герой перешел в «Альфа-Капитал», генеральным директором которого был до 2010 года, а потом в « А1». Михаил Фридман признавался, что нанял Хабарова для того, чтобы тот «зарабатывал» на внутренних конфликтах и проблемах предприятий. А когда кризисов не было, а «А1» очень хотелось заполучить какое-то предприятие, то они специально создавали для владельцев проблемы.

«Обычно «А1» выкупает пакет у одного из участников конфликта и затем начинает терзать другого судебными исками или через коррумпированных следователей и прокуроров возбуждает уголовные дела. Противник не выдерживает и либо выкупает у «А1» ее долю втридорога, либо продает А1 свою», - рассказывал о методах работы Хабарова директор Центра защиты акционеров Андрей Тюкалов.

 

Кладбище коммерческих животных

Формально «А1» должна была разрешать внутренние корпоративные споры и решать вопросы неоплаченных долгов предприятий. А на деле под руководством Хабарова занималась захватом предприятий - либо с целью перепродажи, либо по заказу других рейдеров. Но иногда Михаил действовал даже не в интересах «А1», а сугубо для личной выгоды. 

Вот неполный список компаний, которым создали проблемы «А1» и Хабаров:

Американо-российская авиакомпания «Авианова», занимавшаяся лоукост-перевозками. Первоначальные собственники компании рассорились из-за спровоцированного между ними конфликта, после чего совладельцем «Авиановы» стала «А1». В 2011 году «А1» закрыла «Авианову», ставшую первой крупной жертвой Хабарова.

Аптечная сеть «А5», в которой в 2011 году вспыхнул конфликт между мажоритарными и миноритарными акционерами. И вспыхнул он аккурат тогда, когда 8,45% акций «А5» приобрела компания  Х5 Retail Group, входящая в «Альфа-групп». Миноритарии жаловались, что «А1» давит на них, чтобы те продали свои доли за 1/10 стоимости.

Проект «Золотой остров» на Софийской набережной Москвы. «А1» спровоцировала спор между акционерами за обладание долями в праве долгосрочной аренды территории. На одного из акционеров с подачи «А1» завели уголовное дело, его доля перешла компаньону, который продал Хабарову, а тот в 2013 году – перепродал более чем вдвое дороже.

- «Московский завод счетно-аналитических машин им. Калмыкова». В состав его совладельцев «А1» вошла через ООО «Рустехмаш», купив 1,8% акций – после чего начала через суд требовать у основных владельцев продать ей ещё 48%. И.о. гендиректора, который сопротивлялся «А1», застрелил киллер, преступление не раскрыто до сих пор. Михаил хотел распродать землю завода под коммерческую застройку, но в итоге владельцы выкупили у «А1» свой пакет акций, правда, заплатили в два раза больше стоимости.

 - «Уралвагонзавод», который через свои дочерние фирмы купил угольную компанию «Заречная» (Кузбасс). Ранее «Заречной» владели украинский угольный олигарх Виктор Нусенкис и бывший генеральный прокурор Украины Геннадий Васильев, которые  не поделили активы. Нусенкис вывел акции «Заречной» и продал их структурам  «Уралвагонзавода», а в их спор на стороне Васильева вмешалась «А1», которая вместо законного разбирательства начала шантажировать руководство «Уралвагонзавода», угрожая ему санкциями… Соединенных Штатов и Европейского Союза. «Засветил» своих американских покровителей?

ОАО «Стройфарфор» - один из крупнейших российских производителей керамической плитки - на котором в 2011 году «А1» спровоцировала конфликт акционеров, закончившийся банкротством предприятия. В 2014-м предприятие было отдано под управление «А1», которая предоставила его мощности ООО «Шахтинская керамика».

Строительная компания «Грас», чьих совладельцев Рубена Худояна, Сергея Липатова и Андрея Крапивина перессорила «А1». Выкупив 33% акций у Худояна, «А1» через несколько месяцев продала его Липатову и Крапивину уже вдвое дороже.

«Kopeik Group», против которого в 2012-2013 г.г. «А1» устроила настоящую войну с привлечением частных охранных агентств для силового захвата недвижимости в качестве уплаты за долги перед «Альфа-банком». При этом осуществлялись попытки захвата в Москве объектов и помещений, не являющихся собственностью «Kopeik Group».

Компания CEDC, известный польский производитель водки, которую хотели приобрести к рукам Рустам Тарико (Русский Стандарт), имевший  19,5% акций, и Марк Кауфман, владевший 8,5%. Их поддержала «А1», спровоцировавшая корпоративный конфликт и расследования, что ввергло CEDC в огромные долги и обрушило стоимость её акций на 60%. Правда, сначала «А1» включилась ан стороне Кауфмана, а по ходу дела «кинула» бизнесмена, передав компанию Тарико. Хабаров еще и цинично прокомментировал «кидалово» в том смысле, что с Тарико больше денег заработаешь. 

«Деловые линии», компания грузоперевозок питерского миллиардера Александра Богатикова, куда Михаил устроился работать после ухода из «А1». В декабре 2013-го «А1» купила 33% акций «Деловых линий», которые затем оказались под контролем Михаила. В 2015 году им была создана оффшорная фирма Solarstones Limited (75% акций у Михаила, еще 25% у «А1»), которая заключила с «Деловыми линиями» договор консалтинговых услуг. В 2016 году с подачи Михаила против «Деловых линий» было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов в особо крупных размерах (1,6 миллиарда рублей), её счета арестовали. После этого Solarstones Limited обвинило «Деловые линии» в своих убытках и подала в Лондонский третейский суд иск на 25 миллионов долларов. Целью Хабарова было инициировать передачу компании в его полное распоряжение. Однако Богатиков сделал свой ход, переписав свои акции компании на родственников и друзей. Их конфликт продолжается, и теперь Михаил заваливает суды исками против Богатикова уже как исполнительный директор «Траста».

«Траст» - банк-разоритель?

Но затем наш герой неожиданно порывает с Фридманом, выходит из наблюдательного совета «Альфа-групп» и находит себе другое место работы. Получив место исполнительного директора банка «Траст», наш герой привел с собою команду верных подручных, работавших с ними в «А1» и «РОСНО». Менее чем за год работы в «Трасте», Михаил успел устроить большие неприятности многим бизнесменам. Сегодня жертвами его шантажа, рейдерства и афер являются:

Рустам Тарико и его алкогольный холдинг «Руст», которому в 2013 году Хабаров помог заполучить польскую CEDC. Теперь жертвой Михаила стал сам Тарико, чья водочная империя завязла в долгах по евробондам, залогом которых является 49% акций банка «Русский стандарт», входящий в холдинг «Руст». Наш герой угрожает банку Тарико санацией, чему есть большие основания: Тарико не только задолжал по евробондам, но и вывел из банка в свои водочные фирмы 13 миллиардов рублей, плюс выдал аффилированным лицам 15,4 миллиардов рублей кредитов.  Однако главной целью Хабарова является вовсе не сам проблемный банк, а его активы – водочные фирмы Тарико, которые он хочет забрать.

Ростовский электрометаллургический завод, признанный банкротом еще в 2017 году (его владельца приговорили к 3,5 годам тюрьмы). Только банку «Траст», перекупившему часть его долга и ставшего его санатором, предприятие должно 8 млрд. рублей. Но Хабаров выставляет перспективное предприятие на торги всего за 6,5 миллиарда рублей. Почему? 

Холдинг «Интеко» Елены Батуриной, контроль над которым давно пытается установить «Альфа-групп». Батурину вывели из игры еще в 2019 году, возбудив уголовные дела, и в данный момент 87% акций «Интеко» находится под управлением «Траст-банка», то есть, нашего друга. Вот он и занимается передачей «Интеко» в собственность «А1», то есть, Фридмана.

ЗАО «Уралбройлер»,  ныне тоже находящееся в управлении банка «Траст», также готовится к продаже новому владельцу. «Траст» забрали у последнего владельца за долги, а теперь Михаил хочет продать его за копейки депутату Госдумы Олегу Колесникову, но уже без задолженности.

Почему получается схема, по которой государство фактически оплачивает долги мошенников-бизнесменов, и возвращает им их предприятия за копейки?

В общем, Хабаров превратил банк «Траст», созданный российским правительством с благой целью оздоровления рынка - в орудие шантажа и механизм афер. Вместо того, чтобы «лечить» проблемные предприятия, наш друг предпочитает выводить из них активы, а затем продавать своим заказчикам – причем основными остаются структуры «Альфа-групп».

Хобби

Исполнительный директор «Траста» Михаил Хабаров любит горные и водные лыжи и является азартным игроком в покер, иногда занимаясь организацией турниров по спортивному покеру. 

Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ