Ця новина додана читачем. Редакція не має відношення до даного матеріалу
Как Зеленскому и его команде действовать в ситуации с катастрофой в Иране? Мнения экспертов

Тема

Как Зеленскому и его команде действовать в ситуации с катастрофой в Иране? Мнения экспертов

Ситуация вокруг крушения в Тегерана самолёта авиакомпании “МАУ” – безусловная тема №1 в украинском информационном поле. И едва ли не чаще всего звучит вопрос, адресуемый Президенту Владимиру Зеленскому и его команде: насколько эффективны ваши действия в этой истории? В какой мере вам удается защитить интересы Украины?

Об этом сообщает http://slon-ru.com


С просьбой оценить действия властей со стороны “Цензор.НЕТ” обратился к опытным политикам и госслужащим, как бывшим, так и нынешним. Наших экспертов мы попросили ответить на такие вопросы:


  • Насколько адекватным были действия украинских властей за время, прошедшее после падения самолёта и гибели людей? Что было сделано верно, а где – допущены ошибки?

  • Как, по-вашему, следует вести себя руководству страны и её дипломатам в сложившейся ситуации? Что необходимо предпринять, а чего делать ни в коем случае нельзя?

  • Этот опрос мы проводили в первой половине дня в пятницу, 10 января. С тех пор свои позиции успели озвучит министр иностранных дел Владимир Пристайко и глава СБУ Иван Баканов.



    Александр Корниенко, руководитель партии “Слуга народа”, первый заместитель главы фракции “СН” в Верховной Раде:


  • Хочу с самого начала подчеркнуть, что Украина впервые сталкивается с ситуацией, когда борт украинской авиакомпании с украинским экипажем потерпел крушение, ещё и до того в непростое время и в очень сложном регионе. Это накладывает свой отпечаток на все, что происходит сейчас и будет происходить в будущем.

  • В такой ситуации не был ни один из украинских правительств и президентов. Но я убежден, что наша власть достойно справляется со всеми задачами.


    Очень важно, что буквально в первые часы после трагедии Украина заявила о свою субъектность в расследовании этого страшного события. Максимально оперативно была сформирована группа экспертов, которая немедленно отправились в Тегеран, а наша власть официально заявила, что ожидает на то, что наши специалисты будут не просто помогать или наблюдать, а расследовать этот случай.


    Поэтому сегодня наш Президент узнает обо всём не из Твиттера и не из новостей, а наша сторона в этом расследовании – не сторонний наблюдатель, и не объект, а государство, которое чётко и бескомпромиссно отстаивает интересы своего народа.


    Кроме того, Президент Зеленский провел телефонные переговоры со всеми лидерами государств, граждан которых коснулась эта катастрофа. Это касается как Ирана, так и Канады и Великобритании. Этим самым Украина проявила свою объективность и незаангажированность. В этом регионе и в это время нас интересует лишь истина, которой требуют семьи погибших граждан Украины.


    Также Украина обратилась к международным партнёрам с просьбой предоставлять любые доказательства, которыми они могут обладать. Для нас важно привлечь разведывательные возможности других стран, а все факты и все данные должны быть тщательно изучены.


  • Очень важно, что в этом процессе Украина никого не обвиняет и не оправдывает. Мы опираемся только на факты, а не на предположения. Нас интересует лишь истина. Поэтому сегодня и в дальнейшем Украина, как одна из сторон расследования, будет стоять на позиции полного и объективного установления всех обстоятельств катастрофы.

  • Как видите – никто из нашей команды на этом не пиарится и не пытается добывать политические очки. Для нашей команды жизни людей – это ценность, на которую не влияют геополитические расклады. Сейчас работают наши дипломаты, эксперты, специалисты. Они знают свою работу, а мы им не мешаем. Их задача – исследовать все факты и доказательства. Этим они и занимаются.



    Юрий Луценко, екскерівник Генеральной прокуратуры Украины, екскерівник МВД Украины, екскерівник фракции Блока Петра Порошенко в Верховной Раде Украины:


    1-2. Что должна была бы сделать государство в этой ситуации? Офисом Генерального прокурора должно быть зарегистрировано уголовное производство по статье “теракт”. И определено, что, согласно подследственности, следствие будет вести СБУ. Пока же, к сожалению, является зарегистрированное производства, которое расследует Нацполіція – о нарушении правил безопасности авиапутешествий.


    Понятно, что это – страусиная политика. Президент говорит, что у него нет фактов. Но их и быть не может, пока Офис Генпрокурора не зарегистрирует производство о теракте!


    До того времени, пока не будет зарегистрировано производство о теракте (версия о чём была понятна сразу и стала практически ключевой после вчерашних заявлений лидеров западных государств, чьи граждане пострадали в авиакатастрофе) – без такого производства последующая реакция государства является фактически невозможной. Ведь только после регистрации производства о теракте Офис генерального прокурора должен обратиться к своим коллегам в США, Британии, Канаде, Германии и других заинтересованных странах о создании совместной следственной группы. Международное законодательство о порядке правовой помощи говорит, что это может сделать только Офис генпрокурора и только после регистрации соответствующего производства.


    После этого Украина могла бы получить данные от приведенных мной стран, которые можно было бы официально использовать. И в целях следствия, и в целях дипломатической и политической работы.


    (Напомню, что в 2014 году после авиакатастрофы MH17 было немедленно зарегистрировано производство. И было немедленно сформулировано обращение к союзникам. После чего от них было немедленно получено информацию, что дало Президенту Порошенко немедленно заявить о теракте, который был выполнен русскими против гражданского населения.


    Я сейчас не говорю о том, какой президент лучше. Я говорю о том, как должен действовать правовой алгоритм, который даёт политические и дипломатические возможности).


    На мой взгляд, это надо делать немедленно. И так же немедленно Президент должен созвать Совет национальной безопасности и обороны – для отчета силовиков.



    Даниил Лубкивский, ексзаступник министра иностранных дел:


  • Трагедия, которая произошла в Иране, обострила многие проблемы. Прежде всего вопрос о компетентности нынешней властной команды и её готовности действовать в кризисных условиях.

  • С объективной точки зрения, следует положительно отметить действия на уровне профильных специалистов. Надо отдать должное тем профессионалам, которые с первого дня добросовестно помогают государству разобраться в этой трагической ситуации.


    Слабым местом, на мой взгляд, стало беспрецедентное смятение, связанное с отсутствием в стране президента.


    Неопределенность и провал в коммуникациях – все это, конечно, не выдерживает критики. Было и остается немало вопросов, которые до сих пор остаются без ясного ответа. Это дало основания считать, что роль главы государства в оперативной реакции на трагедию была недостаточной.


    Длительное отсутствие Президента далеко от страны, которая находится в войне, – это неоправданная и непростительная роскошь, которую нельзя допускать по многим причинам. Включительно с вопросами правительственной коммуникации, безопасности самого главы государства, а также оперативности его реакции на чрезвычайные ситуации.


    Да и с этической стороны, мне кажется, что человек, который решил стать президентом и взяла на себя мандат человеческого доверия на 5 лет, должен понимать все формальные и неписаные политические и этические ограничения, которые эта должность налагает.


  • На мой взгляд, президент и власть в целом должны базово придерживаться нескольких приоритетов.

  • Первое: нужно занять активную позицию по существу расследования (речь идёт и о соответствующие внутренние правоохранительные мероприятия), в информационном плане и в мобилизации всех авторитетных международных партнёров, чтобы совместно обеспечить прозрачное и исчерпывающее расследование.


    Мы должны требовать от иранской стороны максимальной прозрачности и доступности к ходу расследования.


    Наш приоритет – разобраться в трагедии и установить истину. Имеем все правовые и моральные основания для упорного позиции. Нам нужны доказательства западных партнёров. Следует безотлагательно мобилизовать все возможные средства, чтобы потом, на основе объективных выводов, определяться с дальнейшими шагами для установления справедливости.


    Второе. Президенту стоит выйти за рамки общения сугубо с “лояльными людьми”. Нужно привлечь как можно шире круг профессионалов, которые есть в стране и которые имеют весомый опыт реакции на такие ситуации.


    Надо учесть, что речь идёт об исключительной человеческой трагедии и о комплексную чрезвычайную ситуацию, осложненную обострением безопасности обстановки на Ближнем Востоке и многими геополитическими факторами.


    Таким образом, нужна мобилизация всех разумных сил.


    Третье. Надо, конечно, максимально задействовать ресурсы МИД и дипломатических представительств Украины в мире. Не устранять или подменять дипломатов, а с их помощью вести масштабную разъяснительную работу и постоянно сопровождать процесс на всех “площадках”.


    Нужно также особенно тщательно исследовать “российский фактор” в этой трагедии. И эти вероятные факты – сообщить наше общество и мировое сообщество.


    А вот чего не стоит делать, так это тянуть, рисковать делом коммуникации и допускать непрозрачные или двусмысленные шаги, которые могли бы сеять сомнение относительно любой скрытой логики в действиях власти



    Владимир Омелян, эксминистр транспорта и инфраструктуры:


  • Действия власти во время первой, на самом деле кризисной ситуации показали полную беспомощность и неготовность.

  • Все высшее руководство государства, кроме Премьер-министра, на отдыхе за рубежом. Профильный министр инфраструктуры, которому подчинена Госавиаслужба, вернулся из отпуска только вчера вечером, хотя должен был быть на рабочем месте в первый же час и совместно с делегацией лететь в Тегеран.


    Вместо формирования национальной комиссии, во главе с Нацбюро по расследованию авиационных событий и інциндентів с гражданскими воздушными судами, обращение к Ирану с требованием включить Украину и другие государства в состав международной комиссии по расследованию авиакатастрофы по правилам ИКАО, направление запросов на разведорганы западных государств – правительство формирует “оперативный штаб” из силовиков. И только в конце суток исправляет ошибку и начинает действовать по процедуре.


    Президент теряет время и приступает к исполнению своих обязанностей лишь через сутки после катастрофы.


    Украинская позиция невнятная. Специалистам с первой секунды было понятно: причиной авиакатастрофы не могли быть ошибка экипажа или технические неисправности, это – результат внешнего вмешательства: ракета или бомба на борту. В то же время, специалисты смогли получить доступ только к секретарю СНБОУ.


    Кроме моральных и политических последствий, есть и финансовые: компенсацию за уничтоженный рейс должен выплачивать виноватая сторона.


  • Украина должна чётко отметить: уже из имеющихся фактов можно утверждать, что ошибки экипажа или технической неисправности не было. Требовать немедленного начала работы международной комиссии, полного доступа к переговорам диспетчеров, данных военных и гражданских локаторов, содержимого чёрных ящиков и останков самолёта.

  • Должны быть безотлагательно допрошены сотрудники посольства Украины в Иране: кто, почему и как дал указание разместить публичное заявление посольства по поводу неисправности двигателя и отсутствии теракта на борту.


    Совместно с западными союзниками отработать данные их спутников и другую доказательную базу, согласовать общую позицию.


    Настаивать на умышленном уничтожении авиалайнера, о какой случайности здесь речь не идёт, особенно, с юридической точки зрения.


    Отстранить от работы украинской части комиссии российских агентов влияния, прежде всего, Ермака.


    Руководствоваться исключительно позицией профессионалов и действовать по процедурам ИКАО.


    И правильно говорит Юрий Луценко: ОГП должен сразу зарегистрировать производство о теракте, поручить проведение следствия СБУ и обратиться к США, Канады, Британии, Германии, других заинтересованных стран и Ирана о создании совместной следственной группы.



    Роман Бессмертный, политик, дипломат, експредставник Украины в Трёхсторонней контактной группе:


  • Действия и бездействие органов власти Украины после катастрофу самолёта авиакомпании МАУ рейса PS752 в Иране говорят о слабости институтов власти и непрофессиональность большинства должностных лиц. Особо следует отметить некомпетентность высшего руководства. Поражают коммуникационные разрывы в органах власти и розкоординованість безопасности и специальных структур.

  • Нештатная ситуация просто парализовала властную верхушку. Отдельное высшее руководство Украины не способно получать, анализировать информацию, принимать своевременные решения, предупреждать об угрозах жизни и в нужный момент обращаться к нации.


    Подтверждением этого является:


    А) Изменение позиции Посольства Украины в Исламской Республике Иран. Посольство сначала заявило, что причиной катастрофы самолёта стала техническая неисправность, но затем отозвало это заявление. Не сомневаюсь, что в Посольстве Украины в Тегеране дипломаты знали о готовящейся операции атаки военных баз США на территории Ирака со стороны Ирана. Возможно, не владели информацией о точный день и время, но почему не проинформировали Президента и Правительство Украины? Почему не требовали прекратить или хотя бы минимизировать авиасообщение?


    Б) Президент Зеленский улетел в Оман, где с 27 декабря проходят совместные военные учения РФ, Ирана и Китая. Полететь в Оман на отдых или командировку в этот период мог только человек, который не имеет элементарного понимания ситуации на Ближнем Востоке. Отдельная тема – это логистика перелетов Президента Украины и том, спецслужбы каких стран обеспечивали ему безопасность.


    В) Объявление Дня траура в день возвращения Президента из Омана, а не в день катастрофы самолёта.


    Г) Телефонный разговор Президента Украины с Президентом Ирана Хассаном Рухані после катастрофы – это шаг, который даёт ноль результата и отталкивает союзников (США, Канаду, Великобританию). Уже понятно, что мир накануне масштабного конфликта. Что в таких условиях является недопустимым? Прежде всего, звонки, которые делал Президент Украины то Президенту Путину, то Президенту Рухані. Этим Владимир Зеленский делает не только себя заложником этих разговоров, решений и обещаний, а делает заложником Украинский народ и государство. Неизвестно, приглашали Посла Ирана в Украине п.Манучехра Моради в МИД Украины вызвали Посла Украины в Иране п.Сергея Бурдиляка для консультаций после катастрофы самолёта.


    Г) Почему не инициируется заседание в Совбезе ООН? Совбез ООН заслушал вопрос введения в действие Закона Украины о языке, но при этом не рассматривается начало боевых действий в странах, где потерпел крушение самолёт третьей стороны. Как могло случиться, что фактически в условиях ведения боевых действий с применением баллистических ракет средней дальности, приведение в состояние полной боевой готовности системы ПВО Ирана – решение о вылете самолёта Боинга-737 рейса PS-752 было принято фактически диспетчером аэропорта? И это уже не только беда Украины. Глобальная система безопасности не работает, двусторонние и многосторонние соглашения о безопасности авиаперевозок пассажиров и грузов не работают…


    Д) Провальная коммуникация власти с медиа и обществом: затяжное молчание, ночные видео, ошибки в твиттере (это при том, что сегодня видео можно записать где угодно по телефону);


    Нынешняя ситуация в Иране и Ираке возникла не сегодня и не вчера. Она дышит войной давно. Однако режим деятельности иностранных дипломатических представительств в государствах этого региона и отношение к Посольств и дипломатов из Киева осталось привычным.


    Переломной и сигнальной является дата 8 мая 2018 года, когда Президент США Дональд Трамп заявил о выходе США из ядерной программы Ирана. Эта дата требовала полной перестройки работы иностранных государственных учреждений и, в частности, дипломатического корпуса в регионе. К таким действиям относятся: выстраивание системы безопасности иностранных дипломатических учреждений и дипломатического корпуса; работа с бизнес-средой по проблемам безопасности людей и бизнеса; работа с диаспорой в вопросах безопасности и взаимодействия; изменение системы взаимодействия с официальными органами власти; активная работа с медиа (журналистами, владельцами СМИ, блогерами), возвращение в Украину семей дипломатов, особенно это касается тех, кто работает под прикрытием. Так же политическое руководство Украины не замечает, что уже длительное время Посольство Швейцарии в Иране представляет интересы США в Иране, а Посольство Украины в РФ действует.


    Обратите внимание на то, что последние рекомендации МИД Украины относительно безопасности пребывания или посещения того или иного государства были ещё во времена министра Павла Климкина.


    Удивительным является и то, что в коридорах власти не понимают, что за последние пол года слова “США” и “Украина”, “Трамп” и “Украина” стали близнецами. Это заметили во всем мире – и в Тегеране, в частности. Украина, действительно, попала на первые полосы мира через скандал-расследование с Байденом. И это омрачило мировой шумиха вокруг вмешательства Кремля в президентские выборы в США.


    Но Москва и её союзники нанесут удар не по США, а по Украине. Это надо понимать и прогнозировать. Обращаю внимание, что Украину втянули в ситуацию на Ближнем Востоке.


  • Что нужно делать?

  • Заботиться об обороноспособности страны, её ОПК и армию, действенность институтов власти, профессионализм должностных лиц.


    Заграничные дипломатические учреждения, прежде всего Посольства и Консульства, должны стать центрами защиты национальных интересов, центрами защиты законных интересов, прав и свобод граждан Украины, центрами продвижения законных интересов отечественного бизнеса. Почему украинский бизнес за пределами Украины в большинстве не взаимодействует с зарубежными дипломатическими учреждениями? Потому что зарубежные дипломатические учреждения, находясь в условиях постоянного недофинансирования, вынуждены попрошайничать у бизнеса ресурсы.


    Дипломатам необходимо дать возможность делать свою работу. Только испытав эту армию в дипломатических баталиях, её можно построить. Что мы можем требовать от Посла в азиатских странах, подчеркиваю, в азиатских странах, когда тот не имеет прямой коммуникации ни с Президентом, ни с Премьер-министром, ни постоянной – с Министром?


    С началом российской агрессии особенно важным является изменение в деятельности зарубежных государственных учреждений в сфере безопасности, обороны, военно-технического сотрудничества, взаимодействия со Службой внешней разведки, СБУ, Минобороны.


    Что бы там не было в мире, нам предстоит заботиться о своём. Беречь Украину, беречь и укреплять государство, беречь каждого!


    Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ



    Источник: “https://timesiti.org/ukraine/kak-zelenskomy-i-ego-komande-deistvovat-v”

    Новости читателей

    Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

    ДОБАВИТЬ