Директор школы о том, как живут и учатся в глубинке во время карантина

Новости

Директор школы о том, как живут и учатся в глубинке во время карантина

Село Липенка расположено в Джети-Огузском районе рядом с Караколом. Село и местная школа, которая носит имя Тараса Шевченко, знамениты тем, что здесь родилась и выросла Герой Советского Союза Евдокия Пасько – штурман единственного в мире женского ночного авиаполка, бомбившего в Великую Отечественную войну фашистов. Осенью журналистка Кифаят Аскерова ездила на открытие обелиска, который установили во дворе школы в честь своей легендарной ученицы.

Об этом сообщает Преступная Россия

Сейчас она позвонила директору местной школы Эсенгелди Бектурову, чтобы узнать, как живется Липенке в этот трудный для всей страны час. Позвонила Кифаят в десятом часу ночи. Оказалось, что директор школы был на блокпосту — дежурил. Но он ответил на вопросы журналистики. Вот что он рассказал.

- Как ваше здоровье, здоровье вашей семьи? Как дела в школе? (Эти вопросы, раньше считавшиеся формальностью, сейчас на самом деле имеют важное значение. – К. А.)

- Спасибо, хорошо.

- Чем занимаются учителя и дети? Удалось ли организовать дистанционное обучение?

— Удалось. В основном общаемся по WhatsApp: посылаем домашние задания, получаем ответы. Проверяем выполненное, делаем исправления. Выставляем оценки. Учителя получают методические указания от нас, мы — от районного отдела образования.

Конечно, охватить обучением удается пока процентов 30-40 учащихся. Трудно со связью, не у всех телефоны поддерживают мессенджер. Особенно сложно приходится учителям начальных классов.

Здесь на селе многие остались без работы, и обеспечить ребёнка телефоном – тем, который поддерживает WhatsApp, или единицы загрузить, не у всех есть финансовая возможность.

- Как относятся учителя и дети к нововведению?

- Никто не знает, сколько времени продлится все это. Пока приходится нелегко. Ведь привыкли каждый день видеть друг друга, объяснять уроки и слушать, глядя в глаза… Сейчас школа необычно пустая. В основном здесь находится администрация: я и два моих заместителя – дежурим с утра и до вечера. Приходят охранник, технички.

- Чем живёт в целом Липенка: соблюдает ли рекомендацию находиться дома?

- Да, почти все соблюдают. Честно говоря, почти как в годы войны: друг к другу не заходим.

- Какие меры предприняла власть, чтобы обезопасить сельчан? Чтобы жизнь в районе продолжалась своим чередом?

- Айыл окмоту, районный штаб ведут разъяснительную работу. Все следим за новостями по телевизору, по Интернету.

Выехать из села, чтобы добраться до центральной трассы, ведущей в Каракол, или попасть в районный центр, стало намного сложнее. При выезде из Липенки стоит блокпост, там каждый день дежурят… Бумага нужна из айыл окмоту, что ты хочешь выехать туда-то, цель твоей поездки… Сложновато. Но я думаю, люди привыкнут. Уже привыкают — понимают, что так необходимо.

Например, вчера я ездил в Каракол, хотел купить эспарцет для школьного поля. Так вот, чтобы добраться до продавца, пришлось преодолеть пять-шесть блокпостов. В Караколе тоже тишина: блокпосты, милиционеры… На рынке в нижней части города, где в основном скапливались люди, открыт только один магазин, аптеки работают в штатном режиме.

- Есть ли в продаже необходимые продукты и лекарства? Что в дефиците? На что и на сколько поднялись цены?

- Насчет лекарств сказать не могу, а вот с продуктами стало немного сложнее, потому что не все магазины открыты. Цены поднялись, но не настолько, чтобы сильно ударить по карману. В основном, насколько я знаю, подорожали мука и мясо.

- Как настроение у народа?

- В городе почти все носят маски, какого-то негатива в поведении людей, нарушений порядка я не заметил. Повторюсь, все понимают, что ограничительные меры предпринимаются в общих интересах. У нас в селе на блокпосту каждый день стоит молодежь – дежурят сутками, никто не противится, знают, что так нужно. В данный момент я дежурю на блокпосту при въезде в Каракол. Здесь, помимо сотрудников милиции и медиков, по очереди круглосуточно дежурят и директора школ.

…Если говорить в целом о настроении людей в городе и здесь, в селе, то у какой-то части населения оно бодрое – мол, трудности временные, они закончатся и всё будет хорошо. Какая-то часть населения подавлена.

Липенцам, как и другим сельчанам, сложнее всего, наверное, смириться с тем, что общение друг с другом сведено до минимума. Привыкли ведь каждую неделю ходить в гости к соседям или к родственникам. Однако в селе всегда найдётся работа по хозяйству: во дворе, в саду, огороде. Сейчас погода пасмурная, но вот прояснится, тепло установится, и начнутся весенне-полевые работы, очистка усадеб от залежавшихся листьев, сухостоя. Сами знаете, земля ведь ждать не будет. Допустим, позавчера мои учителя вышли на субботник, очистили школьную территорию, за что я им благодарен.

- Какие виды на весенне-полевые работы у липенцев: что собираются в основном сеять, есть ли семена, подготовлена ли техника?

- Сеять будут кто-что. В основном, как всегда, пшеницу, ячмень, рожь, другие культуры. Мы, например, хотим половину из трёх гектаров школьной земли занять ячменем и подсеять к нему эспарцет, чтобы получить хоть какой-то доход для школы. Сейчас многие сажают кормовые травы, потому что скотина дорожает, спрос на неё хороший. К примеру, в позапрошлом году, чтобы рассчитаться с долгом, я продал стельную корову за 43 тысячи сомов, а сегодня из разговора со своим бывшим учеником, с которым ездил в Каракол, узнал, что он недавно дойную корову, дающую 14 литров молока в день, купил почти за 80 тысяч сомов. Мясо дорогое… Все дороги закрыты, а оно не падает в цене, наоборот, растёт. Удивительно.

- Осенью, когда мы были у вас в Липенке, крестьяне рассказывали, что не могут продать картошку и по восемь сомов, скупщики брали её по шесть-семь. В то время как в Бишкеке она тогда стоила 20 сомов и всю зиму продержалась этой цены, а сейчас поднялась до 30. Удалось ли людям более-менее выгодно продать картошку и собираются ли они снова её выращивать?

- Я не сажаю картошку, потому что у меня в огороде проблема с поливной водой, но, насколько знаю, односельчане, которым требовались деньги для неотложных расходов, смогли реализовать урожай в основном за шесть-семь сомов. Кому-то удалось и за десять. Наверное, снова будут выращивать. Раньше я тоже сажал картошку и знаю, что, даже если она не принесёт прибыли, но так или иначе себя оправдает. Не то что пшеница или ячмень: год на год не приходится, если посеяли многие, и урожай вырос хороший – цена падает настолько, что можно вообще оказаться на нулях. Закон рынка: всё зависит от спроса и предложения.

К примеру, из-за пандемии коронавируса цена на чеснок в наших краях поднялась до 700 сомов. А два года назад за него и 10 сомов не давали. Этого чеснока было завались, и многие так и оставили его в поле…

Поэтому в прошлом году его мало кто посадил. В результате в декабре, когда наступил сезон гриппа (я сам переболел), даже головку чеснока было сложно найти, на базарах его почти нет…

- Между прочим на сайте Всемирной организации здравоохранения в подборке "Мифы и ложные представления" пишут, что "чеснок, конечно, полезный для здоровья продукт, обладающий определенными противомикробными средствами, но в ходе текущей вспышки не было получено никаких подтверждений эффективности употребления чеснока как средства профилактики заражения новым коронавирусом".

- Вы знаете, я ношу очки вследствие того, что испортил себе зрение чрезмерным увлечением чтением. Но это моё, скажем так, хобби помогло и продолжает помогать мне во многом. Я это к тому, что, когда древние египтяне шли в военный поход, то им наряду с хлебом выдавали и пучок чеснока. В хадисах Пророка Мухаммада чеснок, мёд, молоко и вода рекомендуются как наиболее эффективные средства для лечения многих болезней. На Крайнем Севере недостаток витаминов вызывал цингу, и за пучок чеснока платили золотом. В советское время нас также лечили мёдом, молоком и чесноком. А сейчас в аптеках тысячи лекарств, многие из которых, к сожалению, не лечат, а калечат.

- Что вы думаете в целом о происходящем в стране в связи с коронавирусом?

- Знаете… Эти номера газеты (речь идёт о публикациях в "Слово Кыргызстана". - Прим. Kaktus.media), в которых вы рассказали о людях нашего села, о моих родителях… Я постоянно возвращаюсь к ним, перечитываю. Вчера у нас в гостях был друг, он старше меня на несколько лет, зачитал ему отрывки из репортажей… Поколению наших отцов, переживших войну, пришлось несравнимо тяжелее, чем сейчас нам. Если честно, в 1990-е, 2000-е годы было гораздо труднее, чем сегодня. Я как раз тогда только начал работать учителем. Вспомните: месяцами не выдавали зарплату, хлеб – определенное количество в руки, сахар по талонам… Но самое главное, ощущение неуверенности в завтрашнем дне. Особенно у молодежи. Никто не знал, что будет завтра, как и на что содержать семьи. Помню, когда у нас родился первый ребёнок – сын, тесть сказал: может, вам достаточно… А сейчас у нас в семье, слава Аллаху, пятеро детей, и того дохода, который мы с женой зарабатываем, хватает и на продукты, и на то, чтобы посылать сыну-студенту в Бишкек, и оплачивать небольшой кредит. Кудайга шукур, как говорят кыргызы.

…На Кыргызстан за последние пятнадцать лет свалилось немало потрясений: революции, гибель людей, бунты… Выдержали же. Думаю, переживём и эти трудности. Наверное, это испытание. Испытание на характер, на сопереживание, на готовность помочь другим, на умение объединиться. Вероятно, такие испытания даются не зря. И нужно их выдержать.

Текст подготовила Кифаят Аскерова. На снимках Липенка осенью 2019 года.

Фото автора.



Источник: “https://kaktus.media/doc/409461_direktor_shkoly_o_tom_kak_jivyt_i_ychatsia_v_glybinke_vo_vremia_karantina.html”

Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ