Актуально

Совет да любовь

Мадина Куанова

С января этого года в Казахстане действует закон об «Об общественных советах». Говорить о них начали в конце 2015-го, а с нынешнего февраля их стали формировать в каждой области. К идее создания общественных советов (ОС), в первую очередь, возникли вопросы у самой общественности: а зачем нам это всё? Как говорится в официальных чиновничьих речах, уровень гражданской активности в стране растет, и срочно понадобился рупор, который представлял бы интересы народа в кабинетах местной исполнительной власти.

Что из этого вырисовывается, и чем будут отличаться «общественники» от депутатов, разбирался Ratel.kz.

Регулировать работу акимов и содействовать решению проблем населения члены общественных советов могут только через «обсуждение» и «рекомендации», а решение и ответственность все равно будут за государством. Именно слово «обсуждение» чаще всего встречается в перечне полномочий участников ОС: обсуждение проектов бюджетных программ, обсуждение выполнения правительственных программ, обсуждение проектов нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан. Но так как полномочия активных граждан на обсуждение прописаны в законе черным по белому, не прислушаться к ним, конечно, никто не посмеет. Члены ОС свою работу будут делать на голом энтузиазме, безвозмездно – и это еще одно отличие от мажилисменов.

Один из разработчиков закона «Об общественных советах» Нурлан АБДИРОВ в интервью государственной газете «Казахстанская правда» уверял, что ОС от власти зависеть не будут.

- В самом наименовании совета нет упоминания об акимате, как нет и слова «при», что свойственно для ныне существующих общественных структур с участием госорганов и общественности. Мы считаем этот вопрос принципиально важным для того, чтобы ни у власти, ни у населения не складывалось ложного впечатления, что совет является неким «придатком» этой самой власти, - объяснял нуротановец.

Вчера был последний день, когда в акимат Алматы можно было отнести заявление и пакет документов для выдвижения себя в общественный совет города. Скорее всего, он будет формироваться на следующей неделе. Тем временем в некоторых областях страны общественные советы уже сформированы, и, как показывает их опыт, это все больше напоминает очередной театр.

22 февраля в Уральске прошло заседание рабочей комиссии по формированию общественного совета ЗКО. Как пишет местная газета «Уральская неделя», председатель комиссии, он же секретарь облмаслихата Малик КУЛШАР, телодвижениями подсказывал

коллегии, за кого нужно поднимать руки. В итоге, в ОС ЗКО не попал ни один независимый кандидат.

Общественный совет Карагандинской области уже приступил к работе и на днях встречался с акимом Нурмухамбетом АБДИБЕКОВЫМ. Правда, как передает 101tv.kz, интересы граждан перед властью будут выражать почти одни ветераны. Так, одному из членов ОС – уважаемому горняку Караганды Николаю ДРИЖДУ - через год исполнится 90 лет.

Но, несмотря на все это, стать членами общественного совета желают многие. В Алматы на одно кресло метят 5 человек.

В Управлении внутренней политики отметили активность горожан: поступило уже более 150 заявок. ОС Алматы будет состоять из 37 человек, из них 25 – общественники, 12 – госслужащие.

Мы пытались выяснить у самих кандидатов в члены общественных советов, с какой целью они пытаются подобраться к власти, верят ли в эффективную работу советов, и какая от них, кандидатов, может быть польза.

Так, в состав ОС Алматы попытается войти экономический обозреватель и журналист Денис КРИВОШЕЕВ, хоть он и считает, что шансов у него нет.

- У меня нулевые шансы пройти в общественный совет города. Никому не нужен человек, который что-то может возразить. Но хотя бы условная возможность у меня есть. Если за меня не проголосует комиссия, им придется обосновывать, почему я не прошел в совет. И я буду задавать этот вопрос комиссии и акиму, пока гражданское общество не услышит ответ.

Свое выдвижение в общественники Кривошеев объяснил следующим образом:

- За все годы независимости маслихат не инициировал ни одной поправки (в законодательство – М.К.). Более того, маслихаты голосуют всегда за то, что предлагается. Благодаря этому мы потеряли кинотеатр «Алатау», теряем Кок Жайляу. Нужны люди, которые будут до власти доносить реальную ситуацию. Это единственный способ показать власти, что происходит. Они (власть - М.К.) не ходят по магазинам, не ездят в общественном транспорте, не стоят в пробках. Главная задача ОС – показать, как живет простой человек на самом деле. Если мне туда удастся прорваться, я могу предложить новые, иные пути решения некоторых проблем, а конкретно - по транспорту. У меня есть собственный взгляд на то, как изменить транспортную систему Алматы.

Не вошедший в общественный совет ЗКО бизнесмен Барлык МЕНДЫГАЗИЕВ назвал всю процедуру выборов в ОС «рентгеновским аппаратом».

- Это заседание – позор нашей власти, это рентгеновский кабинет. Видны все болезни нашего общества. У власти болезнь – раковая опухоль коррупции, у общества раковая опухоль безразличия. И через этот рентгеновский кабинет прошла власть и кандидаты. То, что там произошло, это совершенно не те механизмы, которыми должны формироваться ОС. Ведь само название говорит, что в советы должны входить люди, выбранные

обществом. Не какими-нибудь подковерными чиновниками, а реальными людьми. Да, у меня была надежда, что будут реальные выборы, а произошло все в точности наоборот. Я, конечно, к этому (ОС – М.К.) относился скептически. За 20 лет коррумпированная система глубоко пустила свои корни. Теперь меня уже мало волнует судьба общественных советов. Коррумпированная власть назначает своих же коррумпированных чиновников, чтобы они контролировали их коррумпированную власть. Работа новоиспеченного ОС будет не то что неэффективной - она будет контрпродуктивной. Они извратили и растоптали закон, тем самым оскорбив не только народ, но и президента, - расстраивается крупный бизнесмен.

В общественный совет Уральска не прошел и Мереке ГАБДУАЛИЕВ, директор общественного фонда «Институт развития конституционализма и демократии». Он направил обращение в Генеральную прокуратуру с требованием дать правовую оценку легитимности состава рабочих групп общественных советов.

- С самого начала я не идеализировал законодательные нормы. Есть такое высказывание: «Лучше фиктивная Конституция, чем откровенный авторитарный режим». Так и с законами - пусть лучше будет закон, в котором закреплены наши права, а мы будем вправе требовать соблюдения наших прав, чем не будет ни того, ни другого, - объясняет Габдуалиев.

«Прокат» своей кандидатуры в ОС экс-кандидат мотивировать не может, но предполагает:

- За мной закрепилось мнение, что я оппозиционер, а я просто человек с активной гражданской позицией. Считаю себя неплохим юристом, который способен правильно, умело и в нужный момент поставить конкретные вопросы перед властью. Поэтому с точки зрения компетентности, опыта работы в научно-экспертной сфере по разработке правовых актов и принципиальности моя кандидатура соответствовала бы той позиции, на которую я подал заявку. Однако рабочая группа общественного совета, видимо, руководствовалась другими критериями.

Общественные советы только приступают к своей работе, а народ их уже прозвал очередным мертворожденным ребенком казахстанской системы. Спектакль закончился, не успев начаться.


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ